Главная / Тренды / Бизнес в космосе: предприниматели рассказали о трендах и будущем отрасли

Бизнес в космосе: предприниматели рассказали о трендах и будущем отрасли

Об экспертах:

  • Леонид Соловьев — операционный директор Breakthrough Prize Foundation;
  • Михаил Кокорич — основатель Momentus Space и Astro Digital.

О поиске внеземной жизни и исследованиях будущего

Леонид Соловьев:

Самый большой вопрос, ответ на который мы до сих пор не знаем, — одни ли мы во Вселенной или нет. Он был движущей силой Breakthrough Listen — нашего проекта по поиску радио- или оптических сигналов от внеземных цивилизаций. Если законы физики одинаковы во всей Вселенной, радиоволна — самый доступный способ коммуникаций, который мог появиться у цивилизаций. Мы активно посылаем сигналы в космос последние 100 лет: радио, телевизионные эфиры, более сильные радары, с помощью которых мы отслеживаем положение самолетов и космических объектов на орбите.

Если представить, что Земля — это шар, от которого в разные стороны исходят радиосигналы, то мы во Вселенной видимы на расстоянии 100 световых лет. Мы используем крупнейшие радиотелескопы в мире, собираем данные, проводим предварительный анализ и выкладываем их в свободный доступ на сайте. Любой человек может воспользоваться архивом, чтобы попытаться найти необычные паттерны искусственного происхождения.

Пока внеземную жизнь мы, конечно же, не нашли. Вселенная слишком большая, и пройдут годы, даже сотни и тысячи лет, прежде чем сигнал с какой-то удаленной планеты может дойти до нас. Мое объяснение того, почему мы еще никого не нашли, состоит в том, что развитая форма жизни — довольно редкое явление, и она находится очень далеко от нас. А простая жизнь, я почти уверен, довольно распространена, и мы в течение следующих трех-пяти лет найдем этому доказательства.

На Венере нашли признаки жизни. Она обитаема?

Второй наш проект — Breakthrough Watch, в рамках которого мы пытаемся обнаружить планеты, похожие на Землю, в ближайших к нам звездных системах, например, Альфа Центавры.

Третий проект, называется Breakthrough Starshot. Мы хотим доказать, что человечество сможет отправить космический корабль к другой звезде. Мы все видели «Звездные войны», «Звездный путь» и другие фильмы про космос, и представляем себе космический корабль как некое огромное пространство, в котором люди живут и летят к другим звездам. В реальности освоение межзвездного пространства скорее всего будет происходить по-другому, потому что все звезды очень удалены от нас. Ближайшая, Альфа Центавра, находится примерно в четырех световых годах. Это значит, что если бы мы летели на ней на тех скоростях, на которых летают ракеты, этот полет у нас занял бы около 40 тыс. лет. Никто не будет ждать так долго. Поэтому наша идея — применить подход Кремниевой долины к космическим освоениям и отправить туда роботов, а именно очень маленьких роботов — примерно 1х1 см. Топливо они с собой везти не смогут, мы будем разгонять их с помощью паруса и очень мощного светового луча. Наши предварительные расчеты показывают, что такой миниатюрный космический корабль можно разогнать до 20% скорости света и долететь до Альфа Центавры примерно за 20 лет.

Михаил Кокорич:

Последние десять лет я пытаюсь сделать так, чтобы идеи, связанные с космосом, работали и приносили пользу и деньги. Последние три года я занимаюсь моей компанией Momentus.

Люди запускают спутники для разных целей и задач: телекоммуникаций, наблюдения за Землей, исследований будущего. Сейчас количество запускаемых ежегодно спутников увеличилось. Если десять лет назад запускалось 50-60 спутников, то только в прошлом году было запущено почти 500, а в ближайшие два-три года по прогнозам их количество достигнет тысячи.

При этом размер спутников становится все меньше и меньше. Десять лет назад обычный спутник весил несколько тонн и размером был с хороший автомобиль, сейчас средний спутник имеет размеры телевизора или даже микроволновки. При этом сами ракеты становятся больше. И возникла проблема: если раньше можно было на одной ракете вывезти один спутник на ту орбиту, где он должен находиться, то сейчас ракета может везти на себе десятки, а то и сотни спутников, а дальше кто-то должен эти спутники доставлять по разным орбитам.

Что изменится в Сети после запуска спутников Илона Маска и Джеффа Безоса

Мы в Momentus занимаемся тем, что создаем такой сервис космического буксира, который позволяет развозить спутники по финальным орбитам. При этом в качестве топлива для буксира мы используем воду и солнечную энергию, которая нагревает воду, а затем пар до состояния плазмы.

Я согласен, что есть достаточно высокая вероятность того, что примитивные формы жизни существуют, возможно даже в нашей Солнечной системе. Но для возникновения разумной жизни необходимы миллиарды лет эволюции, что в принципе сопоставимо со сроком жизни Вселенной. И процесс этот очень хрупок, столько всего может его прервать — начиная со взрыва Сверхновой рядом, заканчивая различными катаклизмами.

Разумная жизнь — очень редкое явление во Вселенной, и это накладывает огромную ответственность на людей. Если мы действительно такая жемчужина, мы должны думать о том, как сберечь нашу цивилизацию. Случись извержение вулкана, падение метеорита, — и человечество может быть откинуто в своем развитии в темные века, в которых оно провело 1,5 тыс. лет. Мы думаем, что наука и искусство — сами собой разумеющиеся вещи, но человечество долгое время находилось в состоянии, когда ничего не развивалось. Поэтому освоение космоса и расширение человеческого вида из находящегося на Земле, в тот, который может обитать где-то еще — это важно.

О перспективах космического бизнеса

Михаил Кокорич:

В 2019 году он оценивался в $300 млрд. Но по сравнению со многими другими индустриями это небольшая сумма.

То, что делается сейчас, сильно не отличается от того, что делалось 50 лет назад. Не возникло никаких принципиально новых сервисов, которых бы не было на заре спутниковой эры. Единственное отличие — раньше основными потребителями сервисов были военные, а теперь — обычные люди.

Сейчас происходят изменения, которые будут движущими факторами развития космоса:

1. Удешевление запуска в десять раз, во многом благодаря таким компаниям, как SpaceX.

Раньше вывоз 1 кг груза на орбиту стоил $50 тыс., сейчас меньше $5 тыс., в ближайшие десять лет стоимость скорее всего упадет ниже $500.

Рогозин vs Маск: «Роскосмос» сделает ракету лучше, чем Falcon 9?

2. Снижение стоимости спутников.

Если раньше они стоили десятки, сотни миллионов долларов, то сейчас стартапы могут создать свои спутники за сотни тысяч долларов. Это приведет к тому, что появится много новых способов использования космоса:

  • для обработки данных;
  • генерации солнечной энергии;
  • космического туризма;
  • освоения других планет;
  • добычи полезных ископаемых в космосе и т.д.

Мы, наверное, даже представить себе сейчас не можем ту фантазию будущего предпринимателя и те способы использования космоса, которые у нас появятся.

О преимуществах лунной базы

Леонид Соловьев:

Следующим большим скачком вперед может быть строительство постоянной базы присутствия на Луне. Сейчас это технически возможно, но очень дорого, хотя уже есть частные группы, серьезно обсуждающие эту идею. Такая база должна стать первой точкой для дальнейшего развития нас как цивилизации.

И причины тому не только экономические: освоение космоса не всегда движется только ими. Есть огромное количество вещей, которые удобно делать, не находясь на Земле. Например, можно построить оптический телескоп и заниматься изучением других планет: так как на Луне нет атмосферы, небо всегда будет чистым. Можно заниматься добычей определенных полезных ископаемых. Есть чисто футуристический взгляд: например, основатель Amazon Джефф Безос считает, что мы должны вынести все промышленное производство с Земли на Луну.

Лунотопия: британский профессор представил проект внеземного поселения

Такая база может появиться на земном спутнике в перспективе 30-50 лет.

Михаил Кокорич:

Луна и соседние небесные тела представляют уникальную возможность для науки и практического освоения. Если говорить о последнем, важно понимать две вещи:

1. Чтобы привезти что-то с Земли в космос, нужно потратить огромное количество топлива, потому что мы находимся на дне гравитационного колодца.

2. Не так давно стало известно, что на Луне в глубоких кратерах, куда никогда не проникает солнечный свет, есть лед. И это фундаментальное открытие означает, что на спутнике есть вода, которую можно использовать для производства кислорода для людей, а самое главное — как ракетное топливо. Луна таким образом может служить плацдармом для освоения человечеством всей Солнечной системы.

Я думаю, возвращение человека на Луну с исследовательскими целями произойдет довольно скоро. На сегодняшний день несколько стран имеют космическую лунную программу, в самой продвинутой фазе она у США и Китая. Американцы планируют к 2024 году реализовать программу «Артемида». Примерно тогда может быть создана и постоянно действующая орбитальная станция либо на орбите Луны, либо между Луной и Землей. Китай первым посадил луноход на обратную сторону Луны, которая не видна с Земли. Возможно, у них будет запущена активная программа и по высадке человека на Луну.

Частный бизнес на Луне начнется не в ближайшие пять-десять лет, но и не через 30-50 лет. Технологически значительных препятствий для ее освоения нет. Нужны экономические модели, которые сделают бизнес в космосе обоснованным. Понятно, что у государств в распоряжении огромные деньги, но частный бизнес, как ни странно, всегда может потратить гораздо больше средств. Это важно, потому что все думают, что государство — основной драйвер инноваций, исследований и разработок в мире, но на самом деле это не так. Доля государственных исследований и разработок в мировых — меньше 10%.

Пять факторов успеха инноваций и роль в них государства

О стоимости космического туризма

Леонид Соловьев:

Полететь на Луну в качестве туриста за приемлемые деньги мы, наверно, еще не очень скоро сможем. Но бизнес, предоставляющий простую технологию, с помощью которой ты будешь делать один или два оборота вокруг Земли и приземляться, я думаю, появится очень скоро.

Михаил Кокорич:

Технологически полет возможен и сейчас — конечно, если у вас есть лишние $40 млн. На доступность цены влияют два фактора:

  • развитие технологий, их удешевление, запуск суборбитальных самолетов — вроде того, что делает компания Virgin Galactic;
  • спрос.
  • Если полеты станут модными и популярными, в мире найдется достаточное количество людей, которые смогут себе позволить полеты за сотни тысяч долларов. Это может создать рынок и опустить цены.

    Возможно, появятся какие-то другие модные веяния, о которых мы пока не знаем. Допустим, бюджет больших спортивных игр больше бюджета космической программы. И если появятся интересные игры в невесомости, которые будут сравнимы по популярности с американским футболом, это может способствовать росту популярности полетов в космос.

    Невесомость и микрогравитация позволят сделать очень многие вещи красочнее. Я думаю, что появятся предприниматели, которые придумают, как сделать интересным и зрелищным досуг людей, которые полетят в космос.

    О профессиях для работы в связанных с космосом областях

    Леонид Соловьев:

    Я бы рекомендовал начать с базового технического образования. Подросткам, желающим связать свою профессию с космосом, стоит учить математику, физику, программирование, науку о физических свойствах материалах. Тогда в том новом мире, который мы вместе строим, им однозначно будет место.

    100 профессий будущего

    Полезно также иметь инженерное мышление: оно заставляет смотреть на вещи критически и докапываться до сути, не принимать никакой ответ за чистую монету без доказанных фактов.

    Но я уверен, что к тому моменту, когда у нас появится база на Луне, будут востребованы и многие гуманитарные профессии. Например, понадобятся социологи и психологи для работы с людьми, которые будут вынуждены оставаться в замкнутом пространстве на довольно большой период времени.

    Михаил Кокорич:

    В реальности мы точно не знаем, какие навыки потребуются в будущем: возможно, через 10-20 лет будут нужны совсем новые знания, которых даже на рынке сейчас нет. К тому же, сфера образования проходит сложную эволюцию, и, возможно, через 10-20 лет оно будет совершенно другим.

    Безусловно, все, что связано с точными и инженерными науками, — это те базовые вещи, которые будут нужны всегда. Математика — это язык, на котором разговаривают все, включая физиков и программистов. Это язык, на котором описываются явления природы и на котором человеческий мозг может моделировать то, что происходит вокруг. Физика — это понимание законов природы. Инженерия — это непосредственно воплощение в металле, электронике или в рамках какой-то системы. С точки зрения трудоемкости, на сегодняшний день больше половины космического аппарата — это программный код, а не «железо». Ошибки в нем чаще всего и убивают космический аппарат. С точки зрения коммерческих применений, программирование — основной навык.

    В материале использованы тезисы со встречи бизнес-школы для подростков SV.Camp.

    Источник: trends.rbc.ru

    Смотрите также

    Будет ли у пандемии коронавируса хэппи-энд: подкаст РБК «Забегая вперёд»

    Фото: РБК Тренды Из-за пандемии коронавируса мы все будто переместились в другую реальность: города закрылись, …